Dive Travels : Подводные путешествия и приключения

Подводные путешествия и приключения
 
         
         

    Погружения в России

    Приключения на севере или подледная экспедиция

    Часть II


     ♦ Перейти к началу статьи «Приключения на севере или подледная экспедиция»

     Отныряв неделю в соленой морской воде, мы уже стали подумывать о возвращении домой. Напоследок нам предложили оригинальный способ опреснения снаряжения – погружения в местные пресноводные карьеры. В Лоухском районе Беломорья в советские времена на руднике имени Чкалова велись промышленные горные разработки. Сегодня заброшенные карьеры превратились в таинственные объекты, заполненные водой. Они окружены со всех сторон густым лесом и скрывают в своих глубинах входы в многочисленные старые штольни. Интерес к истории, страсть к экстремальному дайвингу и жажда сокровищ привлекает сюда самых любознательных дайверов.

Приключения на севере или подледная экспедиция

     Для кого-то погружения в штольни - стремление пощекотать нервы и ощутить себя настоящим героем; для других – прикосновение к тайне и естественный человеческий интерес к неведомому и непонятному, что скрывается под водой в темноте. В любом случае, такие погружения нравятся все большему количеству дайверов.

     Десять минут до карьера от гостиницы на снегоходах и таскание баллонов по пояс в снегу. Нас засыпает снегопад, мороз сковывает пальцы рук и не успевшие еще просохнуть регуляторы – приходится пройти через все это только ради возможности опресниться подо льдом в старом заброшенном карьере с таинственными штольнями.

     Еще совсем недавно здесь добывали красный гранат, розовый кварц и лунный камень – беломорит с синим огнем внутри. Слюда использовалась в электротехнической и электронной промышленности, но с 1980-х всю электронику стали завозить из Юго-Восточной Азии, и все рудники были заброшены. Карьеры, штольни и шахты постепенно заполнились дождевыми и грунтовыми водами. Маркшрейдерская документация потерялась, и теперь уже никто не расскажет, куда ведут затопленные подземные лабиринты. Местные жители поговаривают, что здесь есть какие-то штольни, которые соединяют карьеры друг с другом.

Приключения на севере или подледная экспедиция Приключения на севере или подледная экспедиция

     Погружение в затопленные туннели горных выработок – особое занятие. Оно отличается от плавания в пещерах и от проникновения в затонувшие корабли. Кроме легко взмучиваемого осадка дополнительную опасность представляют старые крепи, всевозможный крепеж кабелей в виде крюков и скоб, за которые так легко цепляются шланги аквалангов, а также заколы – плохо держащиеся куски породы в кровле штрека.

     Подо льдом, покрытым толстым слоем снега, совсем темно, только свет, проходящий через широкое отверстие майны, освещает небольшой участок таинственного подводного мира старого карьера. Погружаясь в глубину, мы видим перед собой бездонную черноту, а за спиной – светло-зеленое пятно майны где-то далеко-далеко над головой. Максимальная глубина карьера, по непроверенным данным, в некоторых местах достигает сорока метров. У дна абсолютная темнота, солнечный свет не проникает сюда. Мы плывем вдоль одной из вертикальных стен карьера. В лучах фонаря камни искрятся прожилками слюды. В карьере осталось много проходческого инвентаря и оборудования: лестницы, рельсы, останки скреперных лебедок. Вода чистая, видимость пять-семь метров. На глубине метров 10 открывается небольшой по размеру примерно 2,5 метра шириной и 2 метра высотой вход в тоннель.

Приключения на севере или подледная экспедиция Приключения на севере или подледная экспедиция

     Крепим ходовой конец, последний раз оглядываемся назад, набираемся смелости и аккуратно, чтобы не поднимать мути, отправляемся навстречу приключениям, которые не снились даже Индиане Джонсу. Первое впечатление – возникает ощущение, что прозрачность воды резко ухудшается. Черные стены безжалостно поглощают самый яркий свет фонарей, да и ил на дне тоннеля легко взмучивается и поднимается, несмотря на все меры предосторожности. Только иногда в отраженном свете из черноты вспыхивают кусочки слюды.

     Двигаемся под потолком, чтобы меньше мутить. Впереди видны старые обрушенные бревна-крепи. На дне штрека лежат брошенные лопаты, кирки и гаечные ключи. Когда-то здесь кипела жизнь, шахтеры добывали руду, а теперь – это зона из «Сталкера», и мы сами – подводные сталкеры. В мозгу начинают бродить дурные мысли, просыпаются детские страхи и предчувствия о возможных опасностях, приходят в голову сомнения о недостаточной прочности и неустойчивости старых ходов шахты. Возникает подозрение, что свод понижается и даже начинает давить на нас. Такие ощущения не для слабонервных, поэтому мы принимаем решение не искушать дайверскую судьбу и поворачиваем обратно к выходу. Дорога домой к теплу и солнечному свету кажется намного короче, ощущение такое, что даже ласты как-то гребут сами, быстрее и эффективнее, чем обычно.

Приключения на севере или подледная экспедиция Приключения на севере или подледная экспедиция

     Мы выходим из штрека, поднимаемся вдоль стены навстречу пробивающемуся сквозь майну зеленому свету и решаем перевести дух и поплавать подо льдом по периметру карьера среди множества деревянных конструкций и рельс для вагонеток, на которых отсюда вывозили руду.

     Да, плавание с аквалангом по лабиринтам, когда-то пробитым рудокопами, производит неизгладимое впечатление на любого даже очень опытного дайвера. Необходимо только иметь соответствующую сертификацию, крепкие нервы и подходящую экипировку, чтобы не испугаться и опреснять снаряжение в таких уникальных местах.

     А теперь о местной кухне. В этих местах она уходит корнями в стародавние времена, когда поморы и не надеялись ни на картошку, ни на «икру заморскую баклажанную», а добывали пропитание в лесу, на море и в реках. Вслушайтесь в названия разносолов, которыми питались поморы: беломорская сельдь, ряпушка, сиг, форель, лосось. Вся рыба засаливалась в кадушках с листьями смородины, таежными травами, диким чесноком и луком. Кому надоедала соленая рыба, те ели копченую. Самым национальным супом считалась уха. Одно из любимых блюд поморов – запеченная в собственном соку рыба. Ее укладывали на латку, наливали немного воды, солили, заправляли луком, маслом и ставили в печь. Большим подспорьем на столе была дичь: рябчики, тетерева, глухари и зайчатина. Ягоды и грибы заготовляли в больших количествах. На сушку собирали маслята и белые грибы. А уж моченые ягоды не переводились всю зиму: морошка, малина, черника, клюква, брусника!

Приключения на севере или подледная экспедиция

     Вот поэтому еда в гостинице исключительно домашняя. Мы будем вспоминать, а вы завидуйте. Картошечка местная, поморская. Грибочки – грузди соленые, собранные собственными руками. Капустка, квашеная собственными руками. Брусника моченая, собранная собственными руками. Морс из этой брусники без ограничений – все время на стойке кувшин есть. Вкуснятина! Котлетки с лосятиной-медвежатиной. Плюшки-ватрушки, карельские пирожки с брусникой, расстегаи с красной рыбкой… блинчики-каши на завтрак, супчики, салатики… И все это натуральное и экологически чистое.


     ♦ Перейти к началу статьи «Приключения на севере или подледная экспедиция»

    © Спец. корр. Галина Иванова. Фото: А. Андрианов, А. Бизюкин, А. Власова, Г. Ершова, Д. Шумков. Журнал «Предельная глубина» № 2, 2010 г.


  

© DiveTravels.ru * Подводные путешествия * 2009-2017
Разработка и сопровождение - Александр Ставцев, PADI AI # 628969
 
Яндекс.Метрика