Dive Travels : Подводные путешествия и приключения

Подводные путешествия и приключения
 
         
         

    Обучение

    Начинающим wreck-дайверам

     По доморощенной статистике и по личному опыту, женщины-дайверы интересуются рэками гораздо меньше, чем мужчины, предпочитая ржавым железкам ярких рыбок и роскошные кораллы. Особенно это касается свежих рэков и тех, что связаны с гибелью людей. Объяснения, как правило, эмоционально-расплывчатые: неприятно, аура плохая, неинтересно – груда металлолома. Вплоть до того, что некоторые вместо «Салем-Экспресса» отправляются на соседний риф поздороваться с местными осьминожками. Думаю, причины тут совсем простые. Женщины, по природе своей дающие жизнь, больше интересуются всем живым и благополучным. А мужчины – по природе добытчики, защитники, воины – любят железные игрушки, военную историю и впечатления, щекочущие нервы и выбрасывающие в кровь адреналин. Некоторые только для того, чтобы нырять на глубоко лежащие рэки, начинают заниматься техническим дайвингом.

     Я примерно среднестатистическая дайверша. Рэки старые, хорошо обросшие яркими кораллами и заселенные всякой-разной живностью – это интересно, красиво, навевает мысли о пиратских сокровищах, и ассоциируются они скорее не с историей, а с мифологией. Такие рэки я люблю. А вот железные останки с печальной биографией создают двойственной впечатление. С одной стороны, там живут те же самые рыбки, с другой – ходить на кладбище, чтобы любоваться бабочками и цветами, кажется чем-то несообразным.

Начинающим wreck-дайверам

     Так обстояли мои отношения с рэками до недавнего времени, пока мне в руки не попал подводный фотоаппарат. Фотоаппарат, это такой прибор, который не только фотографии делает. После долгих мучений и набора опыта, вдруг обнаруживаешь, что взгляд через объектив стал острее, замечает гармонию, композицию и концептуальность там, где невооруженный глаз не приметит ничего особенного. А если посмотреть на работы настоящих мастеров подводной фотографии, самокритично понимаешь, что ты пока еще видишь немногим лучше крота... Это разные понятия «смотреть» и «видеть». Конечно и техника значение имеет, но как известно «снимает не камера, а фотограф». Впрочем, оставим эти истины для фотораздела.

     «Wrеck» в переводе с английского означает «остатки кораблекрушения». В переводе с «дайверского языка» это может быть любой техногенный, как правило, крупный предмет на дне водоема, появившийся там в результате крушения, катастрофы или специально затопленный на радость любителям погружений. Не так давно на дне оказались отслужившие свое судна в США, Турции, на Мальте. В той же Турции найденное старинное судно было законсервировано и поставлено в музей, а на его место установили современную точную копию, выглядящую очень романтично.

     Даже в Тверском карьере лежит парочка машин, постепенно обрастающих ракушками и оттого приобретающих все более старинный и таинственный вид. И эти рэки тоже интересные. Сначала нужно до них добраться. Разрекламированный знакомыми «Мерседес» нашелся после того, как мы проплыли метров сто по поверхности, прошли в створ двух островков, еще немного проплыли и наконец наш гид показал рукой вниз. Здесь – всего на 5-метровой глубине – виден белый микроавтобус с уже припорошенными озерной зеленью дверьми и крышей. На стекле и капоте красуются надписи «Бирфуд», все двери нараспашку – будто приглашают дайверов полюбоваться кожаными сиденьями и просторным салоном. Можно поиграть в водителя, если поместитесь на сидении, или забраться в салон, стараясь не намутить. Второй мини-рэк (старый «Москвич») уже сплошь зарос мелкими мидиями, которые старательно фильтруют воду, так что внутри и вокруг машины вода особенно прозрачная. Впрочем дайверы регулярно сюда наведываются и мутят воду, видимо заботясь о пропитании ракушек.

Начинающим wreck-дайверам

     Свой первый рэк я увидела еще при сдаче «открытой воды». На небольшой глубине в крымской бухте Ласпи лежит виновоз. Плывем, все смотрят рэк, и я смотрю: железный, ржавый, вот какой-то длинный вал, вот еще железки, а вот бывший трюм – небольшой, но с изрядной дыркой, так что зайти туда очень просто. Сбоку в трюме какие-то параллельные щели. Нам, свеженьким опятам, на брифинге разрешили туда зайти и повисеть, желательно не слишком размахивая ластами. Зашли, повисели, но все-таки немного намутили... и вот на этой мути ярко заиграли параллельные полосы света, падающего через боковые щели. Красиво. Наверное, тогда впервые возникла мысль о подводном фотоаппарате и о курсе плавучести.

     В рекреационной (то есть любительской, а не технической) нырялке погружение на рэки проводится с определенными ограничениями. Во-первых, это рекреационная глубина – до 40 метров для дайверов соответствующей квалификации. Во-вторых, погружения должны быть бездекомпрессионными, и в-третьих – преимущественно наружный осмотр, проникновение во внутренние помещения объекта допускаются на небольшое расстояние и так, чтобы был виден вход, да и помещения эти должны быть безопасными.

     Если люди без специальной подготовки нарушают эти правила хотя бы «немножко», то могут быть неприятности, иногда и очень печальные. Недавно слушала рассказ человека, который зашел с двумя дайверами в трюм. Вход был рядом, но за выступом, так что из трюма прямой видимости «на улицу» не было. Ребята быстро намутили, видимость упала и тут их охватила паника. Отталкивая друг друга, заметались, ринулись сначала к узкому проему, через который было не протиснуться, потом обратно... «Я так и вжался в стенку – снесут ведь все». В тот раз все обошлось, но знаю и более грустные истории.

     Внутренности рэков могут быть заполнены илом, взлетающим от малейшего движения; там могут быть веревки, тросы и железки, за которые можно зацепиться и запутаться; могут встретиться острые предметы, о которые человек ударится сам или повредит снаряжение. Путь обратно может оказаться длиннее, чем туда – так что легко ошибиться с расчетом воздуха... В общем, грамотным проникновениям в рэк надо учиться. Есть специальные технические курсы для тех, кто хочет как следует изучить внутри и снаружи самые сложные и глубоководные рэки.

Начинающим wreck-дайверам

     Помимо основных и очевидных правил, есть много других и неочевидных. Каждый рэк всегда меня чему-нибудь учил. Если говорить в общем, то предусмотрительности (даже педантичности) и осторожности (даже трусливости). Не уверен – не лезь. На простой и спокойной «Эль-Мине» – это основной полигон для сдающих АОВД в Хургаде – я провела пальцем по ржавому куску борта (романтично же тронуть камни старинных развалин, прикоснуться к Истории...) и потом несколько дней лечила порез. Вывод: ныряешь без перчаток – ничего не трогай, если же рэк на течении и ясно, что придется хвататься руками – бери перчатки. Кстати, тот же самый ржавый бок «Эль-Мины» оставил рыжее пятно на рукаве моего новенького костюмчика. Увы, отстирать не удалось – ржавчина въелась. После изучения еще нескольких рэков, пятна я считать перестала.

     На еще более простом и неглубоком рэке «Пати» (Турция, Кемер) гид-инструктор, по его словам – кейвер, показывал нам аттракцион со снятием скубы и проникновением через небольшой люк в трюм. Виртуозно протиснувшись туда и обратно, он радостно предложил мне проделать то же самое. Ах, как хотелось выпендриться после успешно законченного курса плавучести и пилотажа! Однако упражнение «снятие скубы» я проделывала ровно один раз в бассейне... застрять в люке, потерять загубник или маску было бы очень глупо на мой взгляд. Так что я отрицательно покачала головой и зашла посмотреть тот же трюм со стороны большой пробоины. И, кстати, пребольно стукнулась головой о невидимую в темноте балку. Вывод: соразмеряйте свой опыт с условиями. И берите на рэки фонари – темных углов даже в самом простом и безопасном помещении предостаточно.

     Моя самая крупная ошибка была сделана при погружении на рэк «Аида» (острова Бразерс в Красном море). При входе в воду (одновременном кувырке дайверов с «зодиака») я получила баллоном по голове от замешкавшегося соседа. Пока отфыркивалась и щупала шишку, группа уже пошла вниз. Решив, что шишка несерьезная, показала оставшимся в лодке «о-кей», решительно дернула клапан и кинулась догонять, ориентируясь на чужие ласты и переживая происшествие. Отвлекшись на свои переживания, потеряла контроль над ситуацией, в результате погрузилась на глубину, превышающую допустимые пределы. Почему я считаю это большой ошибкой? Потому, что это было не просто нарушение, а нарушение незапланированное и не подготовленное ни морально, ни функционально. Все погружения свыше рекреационных пределов требуют специальной подготовки и дублирования снаряжения. Случись что с оборудованием, с такой глубины просто так на ластах можно и не всплыть или всплыть, но с ущербом для здоровья (если нарушены бездекомпрессионные пределы). Вывод: всегда контролируйте ситуацию и не забывайте смотреть на компьютер и манометр.

Начинающим wreck-дайверам

     Острова Бразерс считаются сложным сайтом – на них запрещены ночные погружения из-за того, что там бывают сильные течения, и они находятся в открытом море. В случае если унесет, то ищи-свищи... В этом сафари я впервые ныряла с буем в кармане жилета, а перед отъездом училась в бассейне его запускать. Применять буй не пришлось, но навык периодически поддерживаю.

     Это еще к одной особенности рэк-погружений. Многие крушения происходят в местах со сложными условиями: открытое море, одинокие рифы вдали от берега, ветер, волны, сильные течения. И течение при погружении на рэк, в отличие от дрифт-дайва, является не помощником, а противником. Хорошо, если бот может пришвартоваться прямо у нужного объекта. Тогда спускаться и подниматься можно по швартовочному концу. Но так бывает не всегда, и погружения проводятся с «зодиака», прыгающего на волнах в отдалении от края рифа, чтобы не выбросило. В таких примерно условиях приходится нырять на «Карнатик» и другие рэки у рифа Абу-Нахас. Помимо тщательной проверки снаряжения и выполения всех правил, надо еще и иметь просто физическую силу, чтобы влезть в зодиак или сделать короткий рывок, укрываясь от течения. Погружаться надо довольно быстро, чтобы не снесло, поэтому желательно не иметь проблем с продувкой. Увидев двухметровые волны у края рифа, двое на нашем сафарнике отказались от погружения на «Карнатик» в пользу фан-дайва в тихой лагуне, где стоял кораблик. Что только прибавило им уважения с моей стороны – уважаю людей разумных, воистину «хомо сапиенс». Не так давно в тех местах поизошел несчастный случай с техническими дайверами, отправившимися на поиски еще одного глубокого рэка. Один из них погиб в общем-то на простой для технаря глубине в 50 метров. Причина была в том, что не хватило здоровья. Вывод: соразмеряйте свои физические возможности со сложностью погружения.

     Кстати, рэки у Абу-Нахаса очень красивые, заросшие ажурными лесами кораллов, заселенные стаями рыб и крупными одиночками. Ко мне безбоязненно подходил познакомиться крупный красный групер. В иллюминаторы бьют лучи солнца, но чтобы выглянуть в них, приходится буквально разгребать руками стаи стеклянных рыбок. Внутри рэков и рядом на дне лежат остатки груза. Например «Карнатик», наряду со знаменитыми золотыми монетами, перевозил груз бутылок с вином. Очень интересно рассматривать закоулки английского парусника, в надежде найти целую бутылку и подержать ее в руках. Некоторым везло.

Начинающим wreck-дайверам

     А на входе в лагуну, где стоял наш бот, встретили стаю из 22 дельфинов. Они там долго катались на волнах, так что мы порадовались им и уходя на рэки, и вернувшись. А потом быстро забили баллоны, и пошли нырять прямо в стаю дельфинов. Удивительно, но они нас дождались. Не знаю, кто кого изучал, но дельфины несколько раз проходили рядом, притормаживая, а один раз я плыла прямо на краю стаи бок о бок с молодым дельфинчиком и переглядывалась с ним. Когда он унял свое любопытство, хлопнул меня хвостом по ласте и умчался прочь. Правда, это не совсем о рэках...

     Еще один нюанс. Часть рэков лежит на дне в пределах рекреационной глубины – 25–30 метров. Но вокруг – ни стенки, ни рифа. И значит, профиль погружения будет иметь форму кастрюли: погрузился, прошелся по рэку, поднялся. Если такие погружения делать на воздухе, то время на осмотр будет очень небольшим. А человеку свойственно увлекаться... Говорят, регулярно случаются «залеты на дэку», а с декомпрессией однобаллонникам играть очень неразумно. В этом случае, мне кажется, вполне оправданно использовать найтрокс (воздух, обогащенный кислородом). Для того, чтобы грамотно пользоваться им, полезно пройти курс. Там нет ничего сложного.

     На «Салем-Экспресс» мы ныряли практически в идеальных условиях. Почти штиль, солнышко, прекрасная видимость. Я плавала недалеко от группы «видеооператор-фотограф» и предавалась размышлениям о пассажирах, спавших в каютах, когда произошла катастрофа. «Салем» погиб, как пишут, минут за десять... В помещения мы не заходили. И не хотелось. Неприятно поразили два туриста в шорти (с другого бота), которые по очереди усаживались на винт, вынимали регуляторы, корчили дурацкие улыбки и фотографировали себя любимых на фоне «Салема». Туристы.

Начинающим wreck-дайверам

     Очень хорошей школой оказался «Тистлгорм», на котором ныряли два дня в самых разных условиях, включая ночные погружения. Самое главное, что я поняла, это то, что не стоит переоценивать себя (а также нельзя давать делать этого другим) и не переоценивать бадди.

     Эпизод. Ночь, огромный корабль, темные трюмы. Швартовочные шамандуры метрах в 15 от бортов, их много, все одинаковые и видны только вблизи. Полазив и пофотографировав в трюмах, выходим. Воздуха у меня осталось разве что на обратный путь. И вот мы с бадди разошлись во мнениях, в каком направлении наша шамандура. В результате всплывали в синьке. Вывод: даже если ваш бадди – наикрутейший инструктор, не погружайтесь с расчетом, что он в случае чего вас спасет и выведет. Исходите из постулата, что «в случае чего» это вы ему поможете и выведете, или в случае, если вас разметает какая-то сила – выйдете самостоятельно. Сами контролируйте погружение, сами засекайте азимут по компасу, сами следите за воздухом и запоминайте ориентиры.

     Эпизод тот же. Надев утеплитель, поленилась доложить груза, рассчитывая спускаться и подниматься по канату. В результате отвисала остановку безопасности в неестественной позе головой вниз, подгребая ластами, чтобы не вынесло. Это называется разгильдяйство. Вы должны быть готовы к любой ситуации, а не только к запланированной. Мелочей в подготовке не бывает. В дайвинге, в том, что относится к безопасности, вообще мелочей не бывает.

Начинающим wreck-дайверам

     И, наконец, об этике. Помню, как первый раз была поражена, когда мне в бадди достался один очень опытный и давно ныряющий дайвер с явной склонностью к «коллекционированию». Нырять мы собирались на «Париж» (Турция, Кемер). Перед дайвом бадди говорит, что хочет пошарить по трюмам и что-нибудь интересное найти-открутить. В общем, предлагает вдвоем по трюмам полазить. Я глазки округлила, подумала немножко и говорю: «Ну, ты как знаешь. А я у входа тебя подожду», а сама думаю – «А разве так можно?» К счастью, стоять на стреме не пришлось. Гиды пасли нас очень плотно, чуть ли не за ручку держали. Кроме того, оказалось, что этот рэк практически голый, все что можно, там давно снято и откручено, даже в качестве снарядов, которые показывают дайверам, лежат муляжи. А буковку от названия на носу «Парижа» незаметно открутить не получится.

     Когда мы ныряли на «Тистлгорме» воочию видела, как много среди дайверов таких «коллекционеров». Хотя, может и немного, но вот ущерб от них изрядный. На фотографиях десятилетней давности груз на «Тистлгорме» в гораздо большей сохранности. Интересно, вот оторвал человек руль от грузовика – и что он с ним дальше делать будет? Домой повезет? А в курсе ли он, что большинство предметов, поднятых со дна надо специальным образом консервировать, а то ведь рассыплются в труху за довольно короткое время.

     Я понимаю, со временем каждый рэк на дне моря будет все больше и больше разрушаться... но зачем ускорять этот процесс? Тем более, что там, где человеки «прикладывают шаловливые ручки», общий вид все больше и больше напоминает помойку. Обидно. Хочется, чтобы и наши дети могли своими глазами посмотреть на останки Истории.

Начинающим wreck-дайверам

     Если хватательный рефлекс под водой очень силен – можно использовать его в благих целях. Существует немало групп, занимающихся под водой археологическими раскопками, поиском следов разных войн и восстановлением событий. Вот это – настоящее дело для дайверов! Правда, уже для продвинутых!

    © Галина Иванова. Фото: Игорь Зайцев. Журнал "Предельная глубина", № 2, 2008 г.


  

© DiveTravels.ru * Подводные путешествия * 2009-2017
Разработка и сопровождение - Александр Ставцев, PADI AI # 628969
 
Яндекс.Метрика